Video digest #7

Ночные игры бывают двух типов. Второй тип, который предпочитают у них, — с прожекторами, судьями и кучей игроков — показан во всей красе. Хотя за зеленые лазеры руки надо бы поотрывать.

* * *

Райан Гринспэн не только умеет снимать 7-минутные ролики, о том, как сделать мишени для тренировок, хотя там содержания на 30 секунд…

…но и не стесняется стрелять по беззащитным невооруженным полконникам. Типа те очень просили. Речь идет об установке рекорда по идиотизму по кол-ву попаданий в одного человека за минуту.

Меня в этом ролике больше всего прикалывает положение икса в стиле bitch please! I’m fabulous!

* * *

Помнится, полтора года назад я затевал похожую тему, но у нас она не пошла. Угадайте от кого последний вопрос.

Ночная

Нет времени объяснять, прыгай в собаку!

Короче, с ночной было много возни, долго рассказывать, и сейчас этаким апогеем пришло письмо-ответ от поставщика по поводу ХИСов, которые будем мотать на плечо для идентификации (цветные светящиеся палочки). У них есть зеленые (для одной команды), но нет оранжевых (для второй команды). И они, не сильно ориентируясь в ситуации предложили гениальную вещь: “А давайте мы вам дадим хамелеоны? Они светятся оранжевым, а через час-полтора меняют цвет на зеленый!”

Хм… Постойте… ТАК ЭТО ЖЕ ТО, ЧТО НАДО!!!

Ночная игра

Без чуть-чуть полночь. В небе над лесом исчезает последняя серая полоска из ошметков закатной красоты. Луны еще нет и не будет часа два. Единственная помеха для полной глаз-выколи-темноты это прожектор над гостевым домом, около которого остались бухать вокруг костра те, кто уже не в состоянии играть.

Мы выходим. Маркера собраны, воздух забит еще в Москве, разгрузки надеты (давно дело было), тубы забиты, маски натерты антифогом внутри, снаружи и по периметру. Вообще-то на дворе середина июня. Но с реки уже поднимается туман, да и мы целый день не ромашки собирали, хотя и держали себя в рамках. Только вот маска, как известно, потеет и после 50 грамм.

Пока мы доходим до поляны, туман заволакивает ее полностью. Вид шикарный: небольшое поле в излучине реки, ограниченное с одной стороны дорогой, а с другой — редкими, но здоровыми деревьями с кустарником внизу. Трава по пояс, кое-где по грудь. И все это накрыто метровым одеялом ватного тумана. Нас всего семеро, делимся на две команды, расходимся. Каждая команда имеет по пятилитровой бутылке из-под воды, в которую брошен химический источник света (ХИС) — такая пластиковая трубка размером с большой маркер (фломастер!), внутри которой светящаяся цветная жидкость. Цель игры: собрать на своей базе обе бутылки, то есть скрасть чужую и не дать унести свою.

Готовы? Ну да, готовы… Тогда стаааарт!

Несколько выстрелов, какие-то тени метнулись в лучах прожектора и тишина. Видимость в тумане метров 5. А может 15. В темноте и тумане тяжело оценить расстояние, потому что нет четких силуэтов, мозг пытается зацепиться за привычные образы, но они расплываются и оказываются чем-то другим. Видимость в траве 1 метр. Можно подпрыгнуть и взглянуть на поляну НАД туманом, там видно лучше, но кроме тумана и дома с прожектором вдалеке ничего нет, игроки все где-то под туманом… Как ежики.

Спустя пару минут понимаешь, что между травой и слоем тумана есть 10-20 сантиметров чистоты. Так что глаза можно пока не выкидывать, они еще пригодятся, пока не запотеет маска. А маска потеет быстро и с удовольствием, потому что влажность. Потому что нервничаешь с непривычки и от этого много разговариваешь:

— Ты что-нибудь видишь?

— Ну… гхм-гхм, тебя вижу…

— Нет, я здесь.

— А, значит Илюху. Ой, нет это куст. А где Илюха?

— Куда-то к воде убежал прям со старта. А-а-а, блииин!!!..

— Ты чо?!

— Твою мать, шаг в сторону сделал и проваливаться куда-то стал, еле удержался.

— Там овражек к речке, да. Если будешь падать, цепляйся за кусты, там берега обрывистые. Куда пойдем? И как?

— Ну, у них база вроде там…

— Не, вон там…

— Ну я и говорю, вон там

— Да ты в другую сторону показываешь, посмотри на меня!

— Да я не вижу ни хрена, какая разница, куда смотреть!!!

— Тс-с, тихо…

— У блин!

Невдалеке раздались хлопки с железным приклацыванием, над головой и сбоку зашипели летящие шары. Мы упали в траву и вскинули маркера, прислушиваясь. “Это был кокер!” — подумал я. В прослойке между травой и туманом что-то сместилось и на это движение сразу пошли две очереди. И тишина. Вдруг стрельба гораздо ближе и сбоку. Падаем, отстреливаемся в никуда, смещаемся, прокладывая тоннели в траве, не поднимая головы. В точке, где было движение, раздается совершенно непонятный шипящий звук, он словно пульсирует, нарастая, затем взмывает вверх и резко приближается. Сижу не шелохнусь, слушаю. Рядом никого, шипение застыло и стало ровным, по ощущениям метрах в 15 от меня.

Осознаю, что в визуальной картинке, несмотря на ее однообразность, что-то меняется. Раньше все казалось черным в несколько слоев: туман чуть серее, трава чуть грязнее, небо с редкими звездами и облаками. А теперь на слоях тумана и неба появилось неровное вертикальное пятно АБСОЛЮТНОЙ черноты, разрастающееся, поглощающее собой небо, звезды… Смотрю на него, не могу оторваться, становится жутковато. Принюхиваюсь.. и вдруг понимаю, что это — Макс, маньяк этакий — кинул дым! Нет, блин, конечно, как же так, нельзя же в самом деле перемещаться в одиночку без прикрытия, не отгородившись хотя бы дымами! Ведь на дворе ночь, а на нем костюм типа “Леший” — такого всякий спалит, если не задымить все вокруг здоровенной армейской шашкой.

Так, ладно, поржали. Теперь мешающий использовать глаза пирог выглядел так: метр травы, 5-10 см чистого воздуха, в который можно смотреть, 10-20 см дыма, метр тумана с дымом в перемешку, ну и дальше там всякая фигня. Я уже вообще всех потерял, остался один, рацию вырубил, чтобы не палила, потому что на 200% очевидно, что в такой игре важнее слышать и не быть услышанным, чем все остальное, включая зрение. Уже даже не очень понимаю, запотела маска или нет: что так, что эдак разницы никакой. Иду, точнее крадусь почти на коленях по направлению к вражеской базе по небольшой дуге.

Чувствую, рядом кто-то есть. Странное ощущение, когда тебе о внешних событиях подсказывает внутренний голос. То есть наверно глаза что-то заметили, уши что-то услышали, но думалка была занята и не отработала. И вот в сознание начинает ломиться ОЩУЩЕНИЕ, а ты его давишь всякой фигней “да ну, не может быть, я бы заметил”, хотя сам начинаешь осторожничать, конечно. Шорох совсем рядом, вскидываю ствол…

— Цыц!

— Машко!?

— Ну ты еще покрась меня! И так топаешь как слон, сейчас всех сюда наведешь.

— А чего ты валяешься-то?

— Ну я это… ползла я. Мокро, блин! Маркер даже из рук выскальзывает теперь. Короче, смотри, они вон там засели, Илюха их вроде держит, чтобы по берегу не обошли, давай я их немного на себя отвлеку, а ты в обход вдоль дороги и к базе за бутылкой!

— Вдоль дороги плохо, там трава низкая и на фоне косогора очень хорошо видно, спалят меня и примут.

— Давай, давай, придумай что-нибудь, времени нет! Пошел, бегом!

Рванул неожиданно даже для себя. Так оно просто и хорошо оказалось. Одним махом метров 10 пробежал, почувствовал себя отчаянным храбрецом. И потом еще 15. И тут смотрю, сбоку от меня над полем, раскачиваясь как маятник, летит бутылка с ХИСом нашего цвета. Неторопливо так летит. Чуть позже я и шаги расслышал. Так это же у нас флаг сперли и уже полдороги обратно пронесли!!! Падаю на колено, отливаю все вокруг бутылки. Бутылка обиженно замирает, потом делает прыжок вверх, переворачивается в воздухе и замирает в траве. “АУТ! Все, все, поражен!” Кто-то, явно довольный собой, выходит.

Ну и что мне теперь делать, сторожить нашу бутылку или бежать за вражьей? Пока думал, да озирался, заметил метрах в 20-30 в траве что-то черненькое белеется и светится зеленым. Так вот же она, вражья база! Ну, я сегодня молодец-молодец! Теперь бы не облажаться. Интересно, осталось у них кого посадить на охранение, или все разбежались в атаку? Если посчитать, получатся, что не осталось. Но могли ведь и вернуться после первых стычек.

Крадусь, прислушиваюсь, приглядываюсь. Даже принюхиваюсь иногда. Все зря, про меня явно забыли, у деревьев рядом с речкой вон даже рампинги слышны, явно Илюха с Максом сцепились (с утра там были хорошо покрашенные деревья и тоннели в траве такого диаметра и протяженности, что любой метростроевец позавидовал бы). Короче, я у базы. Свою бутылку я не упускал из виду до последнего момента, но отсюда ее все-таки не видно. Надо скорее хватать вражескую и делать ноги, но не тут-то было.

Неужели они настолько наглые, что на живца ловят? Вон же, явно кто-то сидит на пути моего отхода. Даже не просто сидит, перемещается. Наверно думает, что его не видно, но только туман-то немного порассеялся и небо немного посветлело, луна скоро взойдет,  и на фоне неба между деревьями его силуэт очень хорошо был заметен.

Залегаю рядом с бутылкой, навожу ствол, готовлюсь принимать гостей. А вдруг это кто-то из наших? Тоже увидел бутылку, решил, что я ее охраняю, и сейчас думает, как бы меня покрасить поудачнее. Ствол не опускаю, отползаю чуть назад, где пониже, начинаю соскальзывать куда-то, понимаю, что падаю в речку, выползаю обратно, меняю подштаники… Силуэта нет. Ищу глазами — нет. Слушаю ушами — тихо. Чем-то задним пытаюсь учуять — никакой ясности. Закрываю руками все огоньки на маркере и фидере, дышу тихо-тихо, приоткрыв рот и направляя выдох вниз, чтобы маска не потела. Тишина и покой, никого.

БДЫЩЬ! КХЕ-КХЕ! Твою блин емое… КХЕ! ТЬФУ! Беее…

— Аут! Поражен!

Выхожу хрипя и отплевываясь. И изрядно матерясь. КАК можно в такой темноте попасть прямо в центр забрала на маске? ПОЧЕМУ я, черт возьми, решил дышать, открыв рот? Господи, как же глубоко в глотку попала краска, какая же мерзость, а…

Да, ночной пейнтбол это ни с чем не сравнимый и стопудово незабываемый экспириенс.