Пост за 5 рублей

Вы заметили, что градус среднейстатистической бредовости жизни как-то вырос за последний год-два? Пейнтбола это тоже коснулось, разумеется. Никогда раньше я не слышал такой бредовой претензии к судье так часто, как в этом сезоне. Я про размер кляксы.

В наших кривых, косых, дырявых, но единственных правилах “лесного” АКА тактического пейнтбола есть такая формулировка:

3.7. Игрок считается пораженным, если:
3.7.1. на нем или на любой части переносимого им предмета (на руке, ноге, маске, маркере, фидере, щите) имеется пятно краски (от выстрела из маркера, пушки, разрыва гранаты или мины), превышающее по площади пятирублевую монету (организаторы могут устанавливать исключения из этого правила);

Размер пятна указан для того, чтобы судья не придирался к игроку за мелкие брызги от гранат или от шаров, которые разбились о кусты, например, но в игрока не попали. Но это написано как бы между строк и запоминается не так хорошо, как образ 5-рублевой монетки и сравнение с ним пятна краски. И что делает игрок, когда в споре с судьей у него кончаются аргументы? Он хватается за эту соломинку и, словно дубиной, охреначивает судью восклицанием: “Ну, хорошо, но пятно же меньше пяти рублей!”

Ну, конечно, оно меньше. Много вы знаете игроков, покупающих турнирные шары, в которых краски хватит на большую кляксу? Нет, подавляющее большинство берет дешевую краску, в ней наполнителя 50-60% объема шара, и как правилого тусклого цвета (хороший краситель тоже денег стоит), что еще больше скрадывает визуальный размер. Клякса от такого шара будет больше пятирублевой монетки только при фронтальном попадании с малым разлетом брызг. Хорошо еще, в последнее время много в продаже Метеоров, хотя тоже — в половине фиолетовый наполнитель, суперская идея производителя, еще бы темно-серый сделали. Да и форма у кляксы не часто бывает именно круглой, да? Да и пока судья добежал, пока поспорили, уже одна половина стерлась, а другая впиталась…

Судья теряется. Да, действительно, клякса-то меньше… И в правилах про 5 рублей сказано. Но ведь было же попадание, я же видел, и краски вон сколько! То есть поражен! Но в правилах 5 рубл… Блин!

То есть судью клинит на когнитивном диссонансе и не он не может соображать верно: если есть попадание и есть раскол, то игрок поражен. И количество краски никого не парит, так как игра на раскол, а не на идеальность формы пятна. Всё! Охота поспорить? Главный судья в ЗО. А здесь, в поле споры трактуются против игрока — это тоже из правил, кстати. И оспаривание этого утверждения ведет уже к 1-4-1, кстати.

P.S. Довели уже до того, что в правилах-раздатке к большим играм ЗЗ я везде пишу про монету в 2 рубля. А скоро наверно и это перестану писать.
P.P.S. “Когда я уже правила нормальные напишу?” ©

Как не надо использовать “Лешего”

Гражданин Майк на знаменитой игре Living Legends 5 в костюме “Леший” вываливается в спину толпе противников. Мечта любого лесника какбэ.

Необходимо помнить, что по их правилам — к которым, кстати, стоит прислушаться — “лешие” выходят на удар, то есть как только игрок в таком костюме почувствовал попадание, он должен выйти, неважно есть краска или нет. Поэтому в конце ролика автор жалуется, что будь он в обычной джерси, он бы подольше задержался и побольше бы вынес, а так почувствовал удар по лечу и амба.

Ходячие мертвецы

Есть такой тактический прием: прикинуться шлангом пораженным, и понурив голову просочиться за линию фронта и там всех удивить, стырив флаг или поразив 100500 ничего не подозревающих жоп. У американцев, которые в пейнтбол играют чуть подольше, чем россияне и другие граждане мира, на этот случай есть термин Dead Man’s Walk. Перевести можно как-нибудь романтично, например “Трупова поступь”, но куда лучше описывают ситуацию слова из заголовка, ведь по сути игрок прикидывается мертвым (пораженным), чтобы пройти через опасную для него зону.

Если маневр удался, никаких вопросов, кроме “ДА КАК ТАК?!”, ни у кого не возникнет. А вот если хитрость раскусили, и началась перестрелка, то возмущенью сторон не будет предела. Так же много воплей будет, если кто-то, уже наученный опытом общения с такими ходячими хитрецами, начнет постреливать в каждого пораженного, бредущего по лесу с неподнятым маркером (и правильно сделает). Хуже всего, если найдется умник, который, будучи в игре, примажется к толпе пораженных, чтобы с ними пройти через линию противников. Это уже полный тухляк. Подстава. Неспортивное поведение. За такое и 1-4-1 дать мало.

В правилах на этот счет ни черта нет. Сказано только, как себя вести пораженным: маркер вверх, лапу на затылок и кратчайшим путем в ЗО, не забыв про заглушку. Неспортивное поведение не только никак не наказывается, но даже и не упоминается.

Свежий пример вброса на заданную тему происходит в комментах к вот такому видео, где некто Майк отомстил за товарищей прошедшему за спины мертвецу. В самом видео, кстати, ни черта не понятно, камеры у них так себе, а монтаж еще хуже.

Очередной спор про БССП: подсказки из-за игры

То что штабные могут подсказывать из-за границы поля – заблуждение. Штабные должны стараться сделать игру интереснее и быть примером в соблюдении Правил игры, а не искать лазейки в Правилах для достижения победы своей команды…

Сферический Пионер в вакууме БСС

Суть спора вкратце: некто Ярый во время игры вышел, не будучи поражен, за границу поля и стал оттуда подсказывать оставшимся в игре. С одной стороны, он не оспаривал своего поражения при выходе за ленту, не собирался возвращаться в игру. С другой стороны, он подсказывал находящимся в игре, гипотетически провоцируя стрельбу за пределы игровой зоны. Спор разгорелся вокруг правомерности такого поступка, ведь в правилах не прописан статус игрока, находящегося вне игровой зоны, прописаны лишь действия игрока при поражении: максимально быстро проследовать в респ, не передавая никакой инфы. Дополнительно на вентилятор доставляет тот факт, что у Ярого был также и штабной браслет. Исходная тема.

Лирическое отступление: пейнтбол в лесу есть вид отдыха. Чтобы отдых не деградировал до состояния беспредела, пришлось принимать некоторые правила. Большая их часть сформировалась сама, при помощи коллективного здравого смысла, как то: нельзя играть пораженным, нельзя снимать маску на поле, нельзя нарушать границу игрового поля и так далее. Однако со временем появились люди, которым интересно испытывать коллективный здравый смысл на прочность. Самое эффективное средство для подобных испытаний: найти в общепринятых правилах место, нюанс, который еще не сформировался, например, из-за нечастого повторения, и заострить на нем внимание ярким, многократным нарушением. Подобные вещи решили пресекать уточнением правил, но коллективному разуму уже было лень и за дело взялись разумы отдельностоящие. То есть правила приобрели субъективные решения. Конечно, они утверждались так или иначе всеми, но… В итоге пришли к тому, что многие неучтенные ранее, но потенциально дырявые места, закрываются превентивно. И не всегда удачно. Важно уметь это разглядеть, хотя бы постфактум, по мере наступления на грабли.

И хорошо бы помнить: Пейнтбол это отдых, охота ли кому читать ПРАВИЛА ОТДЫХА, да еще на нескольких листах?

Штабная игра — игра особая, и тема для отдельной статьи. Переживания у участников этой игры порой куда сильнее эмоций полевых воинов. Тем более что все, что ты можешь делать, это думать и говорить. Так вот в данной ситуации докатились до того, что пытаются подзажать говорилку штабным. Если провести аналогию с полевой игрой, то: там можно бегать и стрелять, и попробуйте начать зажимать одно из этих двух, например наложить ограничение на темп перемещения или запретить стрелять каким-нибудь из принятых многие годы способов. Да даже попытки следить за рампингами и те дохнут в зародышах!

Очевидно, что нельзя подсказывать из-за ленты, стоя на линии фронта. Мне очевидно. Так же как — мне — очевидно, что нет смысла запрещать подсказывать из-за сетки. Где бы она ни была.

Вспомните старый спор: если пораженный игрок не может передавать информации, то получается, что он не может ничего рассказать ни по дороге на респаун, ни в респауне, ни перед выходом на поле — ничего и никогда, пока не выйдет в поле без следов прошлых поражений, ведь только тогда он снова в игре, если опираться на букву правил! Теперь представьте себе бригаду судей, которая попыталась бы провести игру для хотя бы ста человек по подобным правилам.

Отсутствие достаточного опыта, как игрового, так и — в данном случае — штабной игры, подводит к написанию правила ради правил. Такие правила не будут востребованы в реальных условиях живыми игроками, а не гипотетическими роботами с абсолютной послушностью и нулевой девиантностью. То есть правила эти будут вновь отторгнуты, положены на полочку и придавлены толстым болтом, а все авторы вновь торжественно взойдут на святые грабли собственного упрямства и долбоснобизма.

Можно сколько угодно лечить человека цитатами из одной и той же молитвы, толку ноль, эти тексты давно не воспринимаются, мозг блокирует их, как осточертевшие рекламные щиты на привычной дороге. На эти щиты обращают внимание лишь когда на них раз в месяц меняют рекламу, но информация все равно не считывается, если ее не подать правильным образом. А правила у нас подаются не слишком читаемо. Это традиция. Совок в голове не позволяет разговаривать живым языком о серьезных вещах. Низззя.

Что надо сделать: надо вспомнить, что это игра и отдых, и в спорных моментах при создании правил исходить из этого. Штабы делают игру насыщеннее и интереснее, значит надо помогать штабам. Разрешать все, что можно. Все что нельзя — с другой стороны — прекрасно регулируется положениями о ТБ (они, вообще говоря, первичны) и коллектиным здравым смыслом.

Разрешить подсказывать из-за сетки всем и везде. И забыть про это все, как про страшный сон, все равно оно никому особо не надо. Но только из-за сетки, из-за ленты нельзя, потому что ТБ.

Пример: разговоры в пораженном состоянии. Хочется? Хочется. По ТБ можно? почти можно. Но коллектиный здравый смысл говорит: не, это какая-то шняга, давайте-ка лучше все молчать, а то такая хрень получается.

Еще пример: Питер, форты, партизан ползет вдоль сетки штаба, подбирается с тыла к танку, чтобы бросить гранату. Генерал (или кто угодно другой) в штабе, вне игры видит это и бросается к рации предупреждать танк. Партизана красят. Клево? Нет. Кто дятел? Орг, который поставил штаб вплотную к зоне активных боевых действий. И партизан, который полз так, что его стало видно через сетку (хреновый партизан, хотя полз хорошо).