Про Шар Гейм

Ехал штабить, был послан командовать, взорвал ратушу! Ну, а теперь чуть подробнее.

Впечатления от прошедшего дня какие-то противоречивые, попробую разобраться, изложив их в письменном виде. Вам увлекательное чтиво (но это не точно), мне ..хз, но надеюсь тоже полегче станет.

Игротех-миномётчик, которого вы возможно знаете, кстати

Так получилось, что за день до игры я узнал: я в штабе красных (Повстанцы, генерал — Ярый). Утром Ярый вообще отправил меня из штаба в поле командиром-диспетчером направлений, так как игроков приехало в разы меньше ожидаемого и в штабе ему помощь не нужна, а вот в игре как раз очень даже да. Узнав, что за скаутов пишут и магфед, я взял пистолет и получил возможность выйти в поле с первой минуты игры.

Разбежка это святое, но мой темп выдержал только один чувак, с ним мы и взяли два флага из трёх: он брал, я прикрывал и подбадривал. Третий флаг был явно глубоко на территории синих (Миротворцы, генерал — Клюква), поэтому мы не стали рисковать. Вроде. Не помню. Помню, что когда я обернулся на остальных наших скаутов, я увидел группу в 10 человек, стоящих толпой на первом флаге. Прямо посреди широченной пустой улицы полигона РСБ. Одна граната или очередь и все наши скауты станут аутами, я аж икнул. Они, оказывается, там чей-то типпман чинили с судьёй. Вспомнил, зачем я здесь, раскомандировал ребят по секторам, домам и прочим укрытиям, напомнил задачу, а тут и синие подошли.

Центральная улица, вид на ратушу

А фотографии подсмотрены у Даши Карагановой. Поэтому и качество такое, что подсмотрены через плечо, да

Первый раунд прошёл за явным доминированием нашей армии. Рассказать особо и нечего, кроме того, что кто-то в цепочке орги-судьи истолковал текст сценария немного странно (сценария, написанного мной настолько давно, что я его уже подзабыл) и нам надо было из миномёта поразить не 2 огромных объекта (один посередине площадки, другой в тылу противника), а четыре небольших квадрата на этих объектах. Ну, поразили, чо. Причем последний из них — последней остававшейся на руках миной.

Карта-схема игры

Во втором раунде нам надо было расставить противотанковые ежи, а противнику расклеить листовки на зданиях. За первые 20 минут раунда, когда в игре только скауты, наши расставили примерно половину ежей, а самые дальние, то есть сложные и дорогие по очкам позиции были не закрыты. Я к этому времени только вернулся со спонтанного рейда по тылам, а синие стали активно и успешно давить по центру — как раз по той линии, где нам требовалось ставить ежиков. Оценив кол-во бойцов и шансы отбить уже занятые дома я дошел до медика, ожил, взял валяющегося рядом ежа на плечо и понурив голову, побрел по центральной улице в сторону синих. Я понимал, что рано или поздно получу поражение, но мне и этого было достаточно: когда приедет наш броневик, мы поднадавим и, глядишь, выбьем синих на несколько минут, которых может хватить для установки ежей на нужное место, поэтому пусть они будут поближе.

За этими мыслями я миновал линию фронта, чем привлек внимание судей, которые стали меня пристально оглядывать на предмет поражений, но издалека, чтобы не палить, за что им спасибо. Прошел рубеж, на котором сидели основные стрелки миротворцев, и уже устал удивляться происходящему, как наконец услышал за спиной возглас “А он живой?!”

Штирлиц ещё никогда не был так близок к провалу… И я рванул. До места назначения оставалось метров 20, но по бокам скоро уже начинались плотные кусты, которые меня чуток прикроют. Времени у меня было по моим расчетам секунды 3-4, так что я пробежал шагов 10 и швырнул ежа вперёд. Сзади что-то волочилось, я оглянулся и увидел свою рацию на шнуре, выныривающую из грязной лужи. Рация была без аккумулятора (отстегнулся при ударе о дорогу), а по предыдущей луже — в два раза глубже и грязнее — расходились плотоядные круги.

Ежа засчитали. Я объявил себя поражённым, снял перчатку и стал тралить лужу. Аккумулятор не сразу, но выудил)

Этот приём называется deadman’s walk (типа “бродячий мертвец”) и не нарушает никаких правил, хотя из-за своей вызывающей наглости многими считается гнусным неспортивным поведением. Они апеллируют к привычке не стрелять по поражённым, а я в ответ не устаю повторять, что если поражённый не поднял маркер или хотя бы (!) руку, это уже его проблемы, ибо вот это как раз чётко прописано в правилах. А дедман не прописан. Ибо там нечего прописывать — нормальный игровой момент! Нечего зевать. Сомневаешься — возьми на аут или выстрели в харнесс, ботинок или куда там еще не больно, от одного шара никто не пострадает. Я уже как-то писал об этом даже.

Листовки искал, но не нашёл, хорошо их клеили. Видел в штабе несколько сорванных. Правда есть одно замечание: на любом реквизите игры должен быть логотип игры или хотя бы логотип орга + дата игры, а то с другими артефактами спутать легко. Это азы, парни.

А потом был третий, заключающий раунд, самый жёсткий. Нас задавили ваще к киперке. Но обо всём по порядку: наша задача была рвануть ратушу, это здание в самых тылах противника. А они должны были протащить конвой техники к нам в тыл. Но еще в каждом раунде были три контрольных точки, которые каждый раз переезжали на новые места, и на этот раз они стояли для нас довольно тяжело. А ведь точки это основные очки! Ярый прям дымился перед началом этого раунда: как нам всё выполнить, как удержать точки, организовать оборону и рвануть ратушу? Успокаивало только то, что сопернику предстояло справиться со столь же сложной задачей (ну так сценарий-то балансный, ёпта)), а именно удерживать разбросанные точки, защитить ратушу и продавить нашу эшелонированную гранатомётную оборону, ведь мы очевидно будем мочить конвой, что есть силы.

Но сначала бомба! У нас три “взрывных устройства”, три попытки и хотя бы одна из них должна стать успешной, чтобы заработать очки. Незадолго до начала миссии слышим в судейской рации, что противник про эту нашу миссию помнит, то есть готовится, а значит даже если мы с разбежки запустим бомбу, нас там будет ждать засада. И тогда мы решаем не пускать штурм-отряд, а пустить пару одиночек, которые приблизятся на расстояние контакта, залягут и будут ждать, пока засада не стухнет от скуки и не свалит. Майндгеймс!

В этих одиночках оказались Вайлдчайлд из Бэд Компани и, ну блин, конечно я. Кто такой ДикийДеть я рассказывать не буду, кто с ним знаком, уже всё поняли, для остальных просто опишу его снарягу на эту мегастелс-миссию: кобура с пистолетом, две гранаты в руке, штаны песочного камуфляжа, снежно-белая кофта и кислотно-хромовая линза на маске. Мы взяли по бомбе и отправились в обход по киперке. На подходах к ратуше я решил, что одну бомбу стоит припрятать неподалёку, чтобы потом меньше бегать, если первый заход не удастся. Так как было очевидно, что засада будет держать ближний к направлению нашего подхода торец здания, мы обошли его ваааааще с тыла. То есть идём такие, за спиной штаб Миротворцев, впереди ратуша, а перед нами спина синего медика, который затирает двух бойцов. Вайлд их окликает и спрашивает что-то дурацкое про ратушу, они в замешательстве, он проходит дальше вперед, они смотрят ему в след, я им поочередно в спины тыкаю стволом пистолета и объявляю каждому аут. Чувак поопытнее остальных спрашивает это чо ваще, я говорю аут же, типа я в вас стрелять в упор не хочу, ты же не споришь, что я бы быстрее вас перестрелял, чем.. Он начинает поднимать ствол — “А что, если нет?!” Я стреляю ему в разгрузку. И другим двоим куда-то в центр масс тоже. Они очень обижаются, что я в них выстрелил, особенно парень, которому я попал по руке (шары дубовенькие, поэтому больно, мне самому прилетало, особенно в башню, я в курсе). Ну типа говорю у вас вопросы возникли, а при таком раскладе иных вариков нет. Они возражают, что “мы-то двое ничего против аута не имели” и ваще больно! Извиняюсь, что больно. Хотя чего там, пейнтбол же.

Слышу какой-то шухер в здании ратуши, куда уже зашел мой напарник с бомбой. Прыгаю туда — мне навстречу из комнаты слева выходят двое синих и Вайлд, я машинально синим в пузо по шару, а Чайлд делает такое небрежное рукой от себя в комнату, раздается характерный хлопок сработавшей чеки, и я резко вспоминаю, что всё время пока мы шли по лесу он не выпускал из руки две гранаты, прикрывая их коробкой бомбы. Синие от моей стрельбы машинально отшатываются в комнату, там бахает. Гомон усиливается, появляется судья, я заглядываю в комнату, вижу там бомбу, вспоминаю, что нам надо её ещё удерживать две минуты, чтобы миссия была зачтена, и быстренько протискиваюсь внутрь.

Раздается второй характерный хлопок сработавшей чеки и бахает уже совсем рядом со мной! Я раздосадованно кричу “Женя, ну блин!” Я-то думал, что первой гранатой он уже подорвал всех и теперь надо просто удержать бомбу, а он зачем-то взрывает нас всех второй гранатой! Но оказалось, что вторая граната была уже в коридоре (я всё ещё в комнате) и Вайлд таким образом окончательно всех подорвал, включая себя.

Я один, вокруг комнаты и снаружи здания пяток судей, эфир взрывается вопросами, я срочно выбираю позицию и в уме лихорадочно подсчитываю оставшиеся в магазине пистолета шары (всего 7, выстрелил вроде 3+2 раза, значит еще есть пара выстрелов — хватит отсидеться или лучше сейчас сменить!? запасной-то всего один). Тем временем судьи кажется разобрались в произошедшем и запустили отсчет двух минут (на это у них ушло более минуты, но я предпочитаю не шуметь, так как не знаю, сколько еще человек в здании и насколько они решительны в желании проверять и зачищать все комнаты).

На самом деле ничего экстраординарного не произошло, в дверном проёме появился всего один синий, я выстрелил и не попал, но он кажется и так был поражён, шёл на респ. Подрыв нам засчитали, и я решил выпендриться — ещё и уйти отсюда живым да с бомбой. Пересёк коридор, выпрыгнул в окно, увидел справа возвращающихся с респа синих, но решил, что не попадут — расстояние + кусты. Тем временем меня заметили и в здании сзади слева. Под перекрёстным огнём нечего было и думать воевать, поэтому я просто напролом ломанул через жёсткий высокий кустарник, молясь, чтобы чёртов шнур рации опять за что-нибудь там не зацепился. Шаров летело много, некоторые даже попадали, но звук выстрелов явно выдавал типпманы и всего одну-две хороших пушки, поэтому я не очень переживал. Отойдя за барьер кустов оглядел себя, проверил пальцами на краску голову и те места, что не мог осмотреть, — краски нет, повезло.

И тут сзади из ратуши донеслось возмущённое “Эй, красный! Ты там ваще бессмертный что ли!?” Ну, то есть ребята были уверены, что попали, и им не понравилось моё поведение. Увы, судей рядом нет, поэтому я мог лишь сам себя проверить на краску — ничего не обнаружил, см. выше.

БроневиОка

Мы с Вайлдом когда потом обсуждали этот момент, выяснилось, что вместе с возмущенными синими он пришёл к ним в штаб, туда же пришел Ворон (главный судья), чтобы лично разобраться в конфликте, но как только увидел Женю просто махнул рукой “Этот?! Всё! Всё ясно, отвалите!”

А я очень переживал, что начинающих игроков у госпиталя пострелял в упор, на что мой напарник небезосновательно возразил: пусть учатся сейчас и на твоём пистолете с одним шаром в пузо! Меня знаешь сколько раз учили? И очередью из электроники между прочим.

Дальше нас очень круто продавливали через центр, мы сожгли немало бреневиков, но Миротворцы всё же выполнили миссию — Ока дошла непоражённой до нашего тыла — при грамотной поддержке пехоты. Да что там поддержке, нашу домашнюю базу брали! Забрали почти все дома по центральной улице — в первой миссии такое скажи кому, не поверил бы. В общем в конце игры мы играли мягко говоря от обороны, причем не слишком успешно. Но особых приключений уже не было.

Пара слов о самой игре: генералили Клюква и Ярый, лидеры двух конкурирующих игровых пейнтбольных серий. Генералы из них, конечно, так себе, прямо скажем, но справились хорошо. Главное, что игроки понимали что делать, что происходит на поле. Это дорогого стоит. Армии были малочисленны, а потому сражались до конца игры, не теряя личного состава. Команды тащили. Прямо было видно как фронт движется туда-сюда именно усилиями команд, одиночки не могли им долго сопротивляться. Скауты как раз и были этими одиночками в основном, поэтому так важен был этот начальный раунд в 20 минут, когда на поле только скауты, чтобы они могли почувствовать и свою силу и свою ответственность. Важно теперь сделать следующий шаг и втащить их в команды, а на их место позвать новых.

Игра удивила тем, что на неё приехали такие люди как Проблесковый, например. Все-таки новый орг сценарных игр это прекрасно. У каждого свой подход, своя плоскость, свой результат, которого другим не достичь просто потому, что они другие. Больше оргов — больше результатов. Жалею, что не выиграл абонемент на игры Прошара, которых в следующем сезоне обещали несколько. Да и вообще призов после игры было много, у меня был номер 177, а выиграл 178)